Главная » Статьи » Лунно-солнечный календарь

А.Л.Чижевский фрагмент из «Массовые движения и короткие периоды солнцедеятельности»

А.Л. Чижевский «Космический пульс жизни. Земля в объятиях солнца. Гелиотараксия».

Москва «Мысль» 1995, с. 410-411

Часть II., Глава IV, фрагмент из «Массовые движения и короткие периоды солнцедеятельности»

Немало моих исследований о связи между короткими периодами в солнцедеятельности и массовыми движениями относится к 1917 г. Первые же наблюдения в этом направлении были сделаны еще летом 1915 г. Тогда я впервые обратил внимание на связь между наибольшим числом военных действий и наиболее жестокими сражениями и резкими подъемами в деятельности Солнца. В тот период я как раз занимался изучением пятнообразовательного процесса, и мое внимание было неоднократно привлечено разительными совпадениями. Эти совпадения во времени приобретали особую выпуклость именно потому, что находящиеся между ними светлые промежутки времени отличались относительным спокойствием как в солнечном, так и в человеческом мире. А потом сразу и почти одновременно начинала бушевать огненная стихия и вверху и внизу. Как можно было объяснить эти странные совпадения, имея в виду, что ведение современной войны, передвижения войск и битвы обусловлены не желанием бойцов, не стихией духа, а стратегическими соображениями, рожденными иногда за много времени и генеральных штабах. Однако, несмотря на всю ясность подобного рода доводов н мой личный скепсис к этом) роду наблюдений, они имели место несколько раз и отличались достаточной отчетливостью.

С осени 1915 г., прекратив наблюдения за Солнцем, я решил вести тщательные ежедневные наблюдения над самим собою, записывая колебания в тех или иных отправлениях нервно-психического аппарата. II еще тогда я с полной очевидностью констатировал, что в состоянии нервно-психической сферы происходит целый ряд существенных изменений, иногда граничащих с состоянием болезненности. Меня всегда особенно удивляло и поражало наличие не свойственных мне явно выраженных стремлений проявлять так или иначе переизбыток эмоциональной настроенности и моторной потенции. И хотя я всегда стремился объяснить это явление внутренними биологическими или физиологическими реакциями организма, я все же должен был признать недостаточность такого объяснения. Эта недостаточность происходила вследствие того, что как раз за днями подобного рода изменения нервного тонуса в большинстве случаев следовали свободные от этих изменений промежутки времени. Я заметил также, что в связи с теми же колебаниями подлежал изменчивости и характер сновидений.

В течение восьми месяцев мною был собран материал, который я мог обработать статистически и затем сравнить полученный результат с астрономическими данными наблюдений за Солнцем. Когда в начале июня 1916 г. я получил возможность заняться обработкой материала, я был поражен полученными результатами, настолько они хорошо совпадали с принятою мною рабочей гипотезой.

Не доверяя этим результатам, я тотчас же предложил некоторым моим знакомым записывать по выработанной мною методике те же явления, не сообщая им о цели записей. Кроме того, я стал внимательно следить за различными реакциями близких и окружающих меня людей. И в данном случае я должен заключить о существовании известной периодичности, о чем свидетельствовали мои записи. Сдержанность или разность ответов, качество споров, бурность или спокойствие в поведении и т. д. в той или иной мере характеризовали эту периодичность. Правда, повышенная реактивность человека на окружающие его раздражители выражалась не в столь яркой форме, чтобы ее можно было сразу проявить, поставив в связь с действием космического фактора. Однако при достаточном количестве наблюдений она выражалась вполне ясно. Так, например, один из моих знакомых, член большой семьи, взялся за труд записывать ежедневное число и интенсивность «неприятных семейных разговоров». Сопоставив представленные мне через полгода данные с данными пятнообразованпя, я нашел, что 77% из всех «неприятных семейных разговоров» падали па определенные участки времени, обнаруживая также некоторую периодичность. К началу 1917 г. эти записи были мною обработаны и в итоге дали гот же результат, который был получен мною ранее: сильные пертурбации на Солнце почти во всех случаях и у большинства лиц одновременно вызывали некоторое понижение интеллектуальной деятельности при повышенной нервной и сексуальной возбудимости, резко выраженной эмоциональности и переизбытке моторной энергии.

Некоторые такое состояние характеризовали как экзальтационное или как «переизбыток жизненной энергии». В то же время при обработке собранных данных мною было замечено, что во многих записях ясно обнаруживаются недельный, двухнедельный и четырехнедельный периоды, т. е. как раз те периоды, которые мы находим в солнцедеятельности и которые происходят от движения возмущенных мест на Солнце при вращении его вокруг своей оси. Так, например, промежуток времени, занимаемый движением пятна с момента его появления на восточном краю Солнца до вступления его в плоскость центрального солнечного меридиана, равен 6— 7 дням; промежуток времени, занимаемый движением пятна по всему видимому диску, колеблется в пределах 13—14 дней. Если пятно сохраняет еще свою жизнедеятельность, оно, пройдя раз по диску, появляется на прежних местах через 26—28 дней. Почти во всех записях, представленных мне, самыми отчетливыми оказались периоды в 13-—14 и особенно в 27—28 дней. При этом периоды, которые я назвал «эмоциональными периодами», у разных лиц совпадали по времени, и таким образом синхроничность явления обнаруживалась достаточно отчетливо.

Начиная с февраля 1917 г. область моих наблюдений значительно расширилась. Вследствие происшедшей революции крестьянские и рабочие массы России вступили с этого времени па арену общественной жизни. С апреля и до поздней осени по всей необозримой поверхности страны, во всех городах, больших и малых, во всех селах и деревнях кипела и бурлила своеобразная народная жизнь, одним из проявлений которой были митинги. Митинги возникали повсюду: па площадях, скверах, рынках, улицах, в театрах, кафе. Центром зарождения митинга мог сделаться всякий. С невероятной скоростью его облипала человеческая масса. Эти случайные агрегаты отличались обостренной импульсивностью и представляли для меня интереснейший объект наблюдения. Я неоднократно посещал эти митинги и вел наблюдения за поведением толпы — явление, которое меня в то время чрезвычайно интересовало. Оказывается, на массовых скопищах и в толпах влияние солнечного фактора сказывалось чрезвычайно отчетливо. В дни прохождения пятен через центральный меридиан Солнца митинги проходили особенно бурно, страсти ораторов из толпы и самой толпы разгорались ярким пламенем, часто митинги заканчивались свалкой и избиениями, иногда доходившими до увечий и даже убийства. Наблюдения, которые я делал тогда, не оставляют сомнения в том, что основные мои выводы были совершенно справедливы п что влияние солнечного фактора сказывается на реакциях как отдельных индивидов, так и толпы с очевидною силою. О всех массовых явлениях, о тех или иных выступлениях рабочих и крестьян, о количестве митингов я собирал статистические данные из ряда газет. Эти далеко не точные мои подсчеты и несовершенные наблюдения все же подтверждали во всех деталях мои первоначальные заключения: в дни сильных напряжений в деятельности Солнца число всевозможного рода массовых явлений резко увеличивалось; вырастала также и импульсивность коллективов, как случайных, так и организованных.

Категория: Лунно-солнечный календарь | Добавил: rodovod (09.01.2014)
Просмотров: 452 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]